Что это такое мотыль: Один цикл из жизни мотыля

Любопытный рыболов №6/2016 – Рдесты -Мотыль – Газета Рыбак

25.05.2016

 

МОТЫЛЬ, ОН ЖЕ МАЛИНКА

Если ты рыбак, то, что такое мотыль, объяснять не надо. Или надо? Что это отличная наживка, знают все. Что личинка комара, знают, наверное, процентов девяносто. Но какого именно комара, как она живет, как превращается в летаю­щее насекомое?

«Да кому это надо!» – воскликнет нелюбопытный рыболов.

Ну не надо, так и не читай. Наша рубрика для любопытных. Она ведь так и называется: «Любопытный рыболов».

 

МОТЫЛЬ И РЫБЫ

     Какая рыба откажется от хорошего мотыля! Другое дело, как его достать из ила, где он оби­тает. Чемпионом тут является сазан. Он способен докопаться до мотылей на глубине аж до 15 см. На втором месте, как ни странно, ерш: 10-11 см. А бронза (во всех смыслах) у героя этого номера линя. Он копает на глубину 7 см. Лещ с плотвой на сантиметр линю уступают. Карась же и вовсе глубже пяти сантиметров не проникает.

     Но интереснее, пожалуй, другое. Как вы­яснили ученые, которые изучают жизнь моты­ля. Его количество в разных частях водоема на протяжение года не постоянно. То его больше в одном месте, то в другом. Связано ли это с ми­грациями или с неравномерным ростом личинок – нам неизвестно. Важно то, что лещ и другие любители мотыля, видимо, активно переме­щаются в сторону тех участков водоема, где на текущий момент его больше. Неплохо было бы знать такие места мотыльной концентрации!

 

КРУГ ЖИЗНИ

     Мотыль – это личинка кома­ра-звонца, также называемого еще дергунцом. Главное, что надо сказать про звонца – он без­обидный. Как и все его собра­тья по семейству хирономид, кровь он не пьет, не кусается. У него и хобота кровососательно­го нет. Еще недавно считалось, что звонцы вообще не пита­ются, но появляются данные, что это не так: какие-то рас­тительные соки они, возможно, по­требляют.

     Весной и в начале лета звонцы собираются большими компаниями вблизи водоемов, роятся. Их крылья совершают до 1000 взмахов в се­кунду (!) и издают характерный гул, точнее звон. Вся жизнь взрослого звонца – от силы неделя. После спа­ривания звонцы умирают, но самки успевают отложить в воду яйца.

     Из яиц выходят личинки – ма­ленькие, порядка сантиметра «чер­вячки». Они живут от нескольких недель до двух лет, и за это время несколько раз линяют: сбрасывают хитиновый покров и заменяют его на новый. До первой линьки личинка зеленовато-прозрачная, а потом в крови у нее вырабатывается гемо­глобин (не часто такое встречается у насекомых!), и она приобретает яркий малиновый цвет.

     Живут мотыли в придонном иле, на глубине до 300 метров. Дышать там особо нечем, поэтому и нужен в крови гемоглобин, который транспор­тирует по организму кислород.

     В воде личинка плавает при по­мощи резких движений, сгибая тело в разные стороны – мотыляется. Как это выглядит, можно посмотреть на видео, которое прилеплено к этой статье на нашем сайте и в мобиль­ном приложении. Там же видно и то, как работают ее ложные ноги, распо­ложенные на обоих концах тела, ког­да мотыль не мотыляется, а ползает. Похоже на челюсти, но это именно ноги, хотя и ложные.

     Когда мотыль взрослеет, он вы­деляет слизь, которая образует вокруг его тела трубочку, и окукливается. Ку­колка не плавает, а сидит себе непод­вижно, выставив из трубочки жабры. Передняя часть тела у нее булавовид­но вздута, в ней ясно проглядывает голова, ноги и крылья будущего кома­ра. На переднегруди находится густой пучок нежных нитей, серебристых от наличия в них воздуха. Это трахейные жабры.

     В конце концов в теле куколки накапливаются пузырьки газа, и оно выталкивается на поверхность воды. Там покровы ее лопаются, и на свет появляется комар-звонец, жизни ко­торому отмерено, как говорилось, от силы неделя.

 

Комар-терминатор?

У водных личинок африканского родственни­ка звонца, комара Полипедиум Вандерпланка, об­наружена фантастическая устойчивость к полной дегидратации (высыханию) и воздействию мощной ионизирующей радиации. Выяснилось, что оба эти фактора вызывают множественные разрушения молекул ДНК животного, но личинка не погибает. После возвращения в водную среду или после пре­кращения облучения ее ДНК успешно восстанавли­вается! Отвечают за это специальные белки, задача которых – ремонтировать поврежденные участки ДНК. Эти белки начинают экстренно синтезиро­ваться в клетках личинки как только она попадает в стрессовые условия.

 

Мы в Google+ Рыбак-Рыбака

Автор

Алексей Цессарский, Москва

Номер выпуска

6/2016

Статью прочитало  

15842

  Рейтинг: 3.35

Мотыль. Ловля на мотыля

Задать вопрос


Хотите узнать больше? Спросите нас! 



Зимняя рыбалка и ловля на мотыля – это уже давно синонимы. Очень популярной приманкой является мотыль, или личинка комара–дергунца. Мотыль применяется для ловли многих нехищных рыб преимущественно в зимний период, хотя и летом использование этой приманки актуально и эффективно. Большинство рыболовов обычно покупают мотыля, но его несложно добыть и самому как зимой, так и летом. Добыча мотыля ведется на водоемах с илистым дном. Есть несколько способов. Можно изготовить ловушку–рамку, представляющую собой толстый железный прут, изогнутый в форме подковы. По бокам подковы натянуть леску диаметром 0,6–0,8 мм через каждые 2 см. Подкову прикрепить к черенку под тупым углом.

Применяют данное приспособление следующим образом: ловушку опускают на дно и несколько раз медленно проводят по дну от себя и на себя. Личинки комара обязательно зацепляются за леску. После этого ловушку аккуратно вынимают и стряхивают мотыля на приготовленную пленку. 

Существует и еще один способ ловли мотыля. Для этого берут мешочек из крупноячеистой ткани, помещают туда кусочки сырой рыбы и опускают на дно водоема, где водятся личинки. По прошествии 12–16 часов мешочек извлекают и выбирают оттуда мотыля. Необходимо правильно хранить мотыль. Самый простой способ состоит в следующем. На смоченную водой чистую тряпочку выкладывают мотыля, заворачивают и помещают в коробочку с отверстиями для доступа воздуха. Коробочку же хранят внизу холодильника. Через каждые 2–3 дня мотыля необходимо перебирать, удаляя мертвые личинки. Срок хранения мотыля таким способом составляет около 2 недель. Для более длительного хранения можно порекомендовать следующий способ. При добыче мотыля личинки нужно поместить в стеклянную банку вместе с небольшим количеством ила и воды. Дома содержимое банки переложить в широкую нержавеющую посуду, которую следует поставить в погреб и хранить при температуре +5–7 °C. 

Осенью мотыля можно хранить на балконе в ведре с водой, в таких условиях личинки могут прожить до 2 месяцев, до наступления холодов. Зимой мотыля можно хранить следующим образом: заполнить дно деревянного ящика илом и положить в него мотыля, сверху выложить еще один слой ила и засыпать снегом. Ящик хранить в прохладном месте. Если мотыля заморозить в полиэтиленовых пакетах вместе с крахмалом в морозильнике, наживки хватит на целый год. Перед тем как насаживать замороженных личинок на крючок, им надо дать оттаять. На рыбалку мотыля берут завернутым в мокрую тряпочку, помещенную в жестяную баночку. Зимой сосуд с мотылем желательно держать в тепле во внутреннем кармане одежды. Личинок комара следует насаживать на тонкий крючок, лучше всего подойдет крючок № 4. Обычно мотыля насаживают следующим образом: втыкают жало крючка во второй сегмент тела и выводят его в головку. Другие способы насаживания, например чулком или колечком, более трудоемки из–за малых размеров личинки и достаточно твердого хитинового покрытия. Есть еще один интересный способ насаживания, суть которого заключается в том, что 3–4 личинки мотыля предварительно перед рыбалкой стягиваются тонкой ниппельной резинкой, а затем подцепляются на крючок. Такая насадка выглядит более массивно и может привлечь рыбу самых разных размеров.

Мотыль можно использовать в качестве насадки при ловле плотвы, леща, красноперки, ерша, уклейки, карася, пескаря и другой рыбы. Незаменимы личинки комара во время зимней ловли окуня.

В последнее время получает распространение искусственный мотыль, изготовленный из мягкой пластмассы. Такую ловлю на мотыля необходимо проверять опытным путем: не всегда эта насадка привлекает рыбу. Но можно воспользоваться искусственным мотылем собственного изготовления, который неплохо зарекомендовал себя на практике у многих рыболовов. Его можно сделать из изоляции красного цвета тонкого радиотехнического провода диаметром 1,3–1,5 мм и затем насадить на крючок или мормышку. Насадка происходит следующим образом: изготовляются колечки изоляции длиной 1,2 мм и 4 мм. Сначала на цевье крючка или мормышки насаживаются 2 коротких колечка, а затем 1 длинное. На конце длинного колечка лезвием делается вырез в виде треугольника так, чтобы конец приманки напоминал усики. 

Совет рыболова: Вместо изоляции красного цвета применять желтую изоляцию. На такую приманку рыба идет лучше. Предполагается, что желтый цвет вызывает у рыб агрессивное состояние и, как следствие, вынуждает их «брать» желтого мотыля.



Заказать услугу


Оформите заявку на сайте, мы свяжемся с вами в ближайшее время и ответим на все интересующие вопросы.


Поделиться ссылкой:

Корма и кормление аквариумных рыбок

В природных водоемах питание рыб очень разнообразно. Так, живущие в аквариуме горчаки, плятипецилии, моллинизии, гурами в природе едят в основном растительную пищу, хаплохилусы подбирают падающих на воду насекомых, а цихлиды (скалярии и другие) – это хищники. В аквариуме все виды получают одни и те же обычные аквариумные корма, набор которых очень ограничен.

 

Различают естественные и искусственные корма. Во всех случаях, когда это возможно, нужно кормить рыб естественными кормами, которыми питаются рыбы и в природных условиях. Но, разумеется, мы не можем для африканских рыб давать африканские корма. Просто подбираем подходящие.

 

Самым распространенным естественным кормом является мотыль. Мотыль – это личинка некусающихся комаров дергунов, или звонцов, имеющая вид ярко-красного, разделенного на членики червячка длиной от 0,5 до 2 сантиметров. Ловят этих личинок на дне прудов, озер и медленно текущих рек. Дело зто нелегкое и, кроме того, очень грязное. Поэтому, когда мотыль можно купить (он продается, почти, во всех зоологических магазинах), ловить его самим не стоит.

 

Мотыль – прекрасный корм для всех аквариумных рыб величиной больше 1,5 сантиметра. Давать его нужно исходя из расчета один – пять червячков на каждую рыбку один – два раза в день. Нельзя бросать в аквариум сразу много мотыля. Если рыбки не успевают его съесть, то мотыль зарывается в песок, где нередко гибнет и, загнивая, портит воду. Мотылем можно кормить и рыбьих мальков величиной от 6 – 7 миллиметров. Для них личинок приходится резать на мельчайшие кусочки. Пучок мотылей (20-30 штук) кладут на стекло и быстрыми движениями лезвия разрезают, превращая в кашеобразную массу. Наклонив стекло, дают стечь крови, после чего кашицу бросают в аквариум. Кормить рыб резаным мотылем нужно особенно осторожно. Если в аквариуме остается хоть немного несъеденных кусочков, сразу же начинается гниение и вода мутнеет. Хранить мотыль можно в чистой влажной тряпке, укладывая его тонким слоем и помещая в прохладное место (лучше всего с температурой 2-5 градусов). Иногда мотыль хранят вперемешку со спитым чаем. В этом случае он живет дольше, но зато его сложно выбирать при кормлении. В летнее время удобно хранить личинки в поставленной на яркий свет тарелке с водой и аквариумным растением риччией.

 

Есть еще один очень хороший способ хранения мотыля. Если личинки разложить тонким слоем в плоском сосуде с плотно закрывающейся крышкой и чуть-чуть взбрызнуть его водой, то получится так называемая влажная камера. Воздух там насыщен водяными парами, а кислорода много. Личинки в такой камере, установленной в прохладном месте, живут долго. Есть и другие способы хранения. Мотыль можно заготовить впрок, высушивая живых личинок. Большинство рыб хорошо едят сухой мотыль, однако при кормлении им легко замутить воду, да и рыбы растут недостаточно быстро. Лучше сухого мотыля мороженый. Нельзя кормить рыб мертвым, испорченным мотылем.

 

В южных областях России мотыль редок. Но в очень сильно загрязненных водоемах поверхность ила часто, точно ковром, покрыта множеством тоненьких красных червячков, наполовину закопавшихся в ил. Черви эти иногда сильно размножаются и в аквариуме, если он плохо освещен и содержится неопрятно. Это трубочник, или тубификс. Червь этот – неплохой корм для рыб. Хранят его так же, как мотыль, или в тарелке с водой, меняемой два раза в день. Этот способ самый хороший, трубочники могут жить в таких условиях месяцами. Перед скармливанием червя разрезают, иначе он тотчас зароется в песок.

 

Прекрасный корм для мальков и мелких взрослых рыбок: различные плавающие рачки и главным образом циклопы и дафнии. Они маленькие, полупрозрачные и передвигаются в воде при помощи гребущих движений своих весел-усиков. Размер их нередко меньше миллиметра, и они незаменимы при кормлении молоди.

 

Принесенных циклопов помещают в таз, время от времени меняя в нем воду. Для этого верхние слои воды процеживают через сачок, а осевших на дно мертвых рачков выбрасывают. Слишком много циклопов держать не следует – они гибнут при переуплотнении и для кормления рыб становятся непригодными.

 

В аквариум нужно пускать столько циклопов и дафний, сколько рыбы поедают в течение 1 – 2 часов. Дафнии продаются и в сухом виде. Но если кормить рыбок одним сухим кормом, они плохо растут и размножаются. При прибавлении к сушеным дафниям витамина “Д” у рыбок улучшаются рост и плодовитость. На спичечную коробку сухих дафний прибавляют одну-две капли масляного раствора витамина “Д” или рыбьего жира.

 

Растертых в порошок сухих дафний пускают в специальную, плавающую на поверхности аквариума кормушку из пластмассы или пенопласта. Как и мотылей, циклопов и дафний можно замораживать на длительный срок.

 

Рачек-бокоплав (гаммарус) – еще один сухой корм для аквариумных рыб. Живые бокоплавы – лакомый корм для многих промысловых рыб. Недаром даже зимний рыболовный крючок (мормышка) по форме напоминает бокоплава, которого иногда навают мормышом. В высушенном виде рачек довольно жесткий. Ни одна аквариумная рыба не может съесть его целиком. Но если рачков растереть в пыль, рыбы едят их очень охотно. По питательности корм этот лучше сухих дафний, но, конечно, уступает живым кормам. Этот корм годится для многих рыб. Хорошо кормить рыб сухим кормом, смешанным с резаным мотылем.

 

Так же живым кормом для рыб является коретра – это личинка комара. Размеры коретры – около сантиметра. Неуступая по питательности мотылю, коретра имеет по сравнению с ним некоторые преимущества: не зарывается в песок и очень малочувствительна к количеству растворенного в воде кислорода. В одном стакане можно поместить несколько сотен коретр. Эти личинки очень стойки к неблагоприятным условиям.

 

Содержать коретру следует при низких температурах; в тепле она быстро окукливается и становится малопригодной для кормления. Рыбы, приученные к мотылю, ловят коретру неохотно, однако, проголодавшись, начинают ее жадно есть.

 

Инфузория туфелька – это лучший корм для только что вылупившихся из икры рыбьих личинок. Развести ее совсем несложно. Берут подгнившие части аквариумных растений и отжимают их в пробирку.

 

Когда осядет муть, глядя на свет, вылавливают пипеткой туфелек, которых нетрудно узнать по характерной форме. Инфузорий помещают в банку (объемом 2-3 литра) с остуженной кипяченой водой, подлив туда две – три капли молока или разведенных в воде дрожжей. Температура воды должна быть 20 – 25 градусов. После просветления воды инфузорий снова подкармлмвают молоком или дрожжами. Через 10 – 15 дней в банке обычно оказывается уже очень много туфелек.

 

Инфузории хорошо разводятся, если в банку бросить корку банана, свежую или сухую – безразлично. В этом случае подкармливать молоком или дрожжами не нужно. А кусочки банановой корки можно подкладывать раз в 10 – 15 дней.

 

Для кормления личинок берут в день 1 – 2 стакана воды с инфузориями. В банку сразу же нужно подлить остуженной кипяченой или простой сырой водопроводной воды и покормить инфузорий. Чем чаще вы будете подменивать воду, тем лучше туфельки будут размножаться. Одной трехлитровой банки с туфельками обычно бывает достаточно для выкопмки ста рыбьих личинок.

 

Крупные рыбы – карась, золотая рыбка, взрослые макроподы, гурами и другие – хорошо едят дождевых червей.

 

Искусственные аквариумные корма должны употребляться лишь при отсутствии естественных. Хорошим искусственным кормом является сырое мясо или свежая рыба. Мясо и рыбу скоблят ножом, отделяя мельчайшие кусочки. Заменителем инфузорий является крутой яичный желток. Разболтав его в стакане с водой, жидкость пипеткой капают в места скопления рыбьих личинок. Желток сильно портит воду, и поэтому применять его можно лишь при отсутствии инфузорий. Вместо желтка можно с успехом использовать яичный порошок. Кстати, им можно изредка кормить и неприхотливых взрослых рыб, бросая порошок в кормушку на поверхность.

 

Распаренная в кипятке и промытая в сачке манная крупа, шарики белого хлеба, бисквиты могут применяться в очень небольших количествах.

 

Чем бы вы ни кормили рыбок, нужно, прежде всего, соблюдать основное правило: в аквариум нельзя бросать слишком много корма. Кормить нужно один – два раза в день, и сразу же, после того как рыбы поели, оставшийся корм должен быть удален из аквариума.

 

Нередко, уезжая на несколько дней, напускают полный аквариум циклопов или, еще хуже, дают много сухого или искусственного корма. Приезжают в таких случаях обычно “к разбитому корыту”: вода испортилась, рыбы погибли.

 

Иная была бы картина, если бы эти дни рыб вообще не кормить: все они выжили бы, разве что немного похудели.

 

Бросать корм нужно всегда водном и том же месте аквариума. Чтобы рыбы сразу находили его, полезно выработать у них условный рефлекс на стук по стеклу или на звон колокольчика. Стучать или звонить нужно всегда непосредственно перед кормлением. Обычно даже без специального “обучения” проголодавшиеся рыбы тотчас же собираются к стеклу, у которого их кормят, стоит лишь им заметить подходящего к аквариуму человека. В данном случае “обучение” произошло помимо нашей воли: кормлению всегда предшествовало появление человека около аквариума.

Жидкий экстракт мотыля, обзор аттрактанта для зимней рыбалки

Без мотыля не обходится почти не одна поплавочная или фидерная рыбалка, т.к. это естественный корм, к которому рыба привыкла. Повсеместно в прикормку мы добавляем мелкого, иногда крупного, мотыля. Некоторые авторитетные эксперты советуют перед добавлением личинок в прикормку часть их сильно помять, чтобы личинки полопались и жидкость из мотыля попала в прикормку, а затем и в воду при прикармливании,  и привлекала рыбу быстрее и с бОльшего расстояния.

 Компания Silver Bream и магазин 4river.ru представляют вашему вниманию Liquid Bloodworm Extract (жидкий экстракт мотыля), как его называют рыбаки «жидкий мотыль»

Экстракт это вытяжка высокой концентрации из натурального продукта, в данном случае мотыля. Т.е. никаких химических ароматов, только натуральные компоненты и главный компонент конечно личинки мотыля. В доказательство этого возьмите баночку мотыльного ликвида и посмотрите ее на просвет, и вы увидите единичных личинок в жидкости.

 «Жидкий мотыль» производится в двух удобных объемах – 300мл и 600мл. Первый удобен для добавления в прикормку в качестве ароматизатора в относительно небольших дозах – баночка 300мл на 2-3 кг сухой прикормки. А вот второй объем 600мл удобен тем рыбакам-профи, которые предпочитают замешивать прикормку на чистом мотыльном экстракте, что максимально эффективно, особенно в условиях сильной конкуренции, на соревнованиях.

 Так же советуем вам использовать «жидкого мотыля» в качестве ароматизации насадки, например при ловле карпа часть насадочной кукурузы залить экстрактом, тем самым максимально усилив любимую насадку карпа-сладкоежки.

Иногда возникают ситуации, когда не удается купить для рыбалки мелкого мотыля, особенно часто такое бывает в летний период, когда в рыболовных магазинах не всегда имеется в продаже мелкий. Вот тут и придет на помощь «экстракт мотыля»!

 Используйте экстракт мотыля, и отличный клев вам обеспечен!

Найден мотыль, который живет в экстремально соленой воде

Авторы статьи исследовали гиперсоленые озера и лагуны в Крыму, уделяя особое внимание организмам, обитающим в них. Они стремились понять, какие систематические группы организмов и за счет каких приспособлений могут существовать в такой экстремальной среде. Кроме того, ученые определили, какие виды живут в разных диапазонах солености, и нашли применение этим уникальным биоресурсам, в том числе в развитии аквакультуры. Аквакультура, рассматриваемая во всем мире как один из основных подходов к решению продовольственной проблемы, — это разведение и выращивание разных водных организмов (рыб, моллюсков, водорослей) в промышленных целях. Для этого используют искусственные и естественные водоемы, а также морские плантации.

Ученые в течение нескольких лет проводили экспедиции и с помощью портативных приборов (рефрактометр, рН-метр, электронный термометр и другие) измеряли параметры среды и отбирали пробы. После они анализировали образцы и определяли видовую принадлежность организмов.

К животным, обитающим в гиперсоленых водоемах, относятся и личинки комаров-звонцов (хирономид), которые известны многим как мотыли. Это одна из основных групп животных, населяющих дно озер и рек. Они в значительной степени определяют продуктивность водоемов — количество органического вещества, которое производят совокупно его обитатели за год. Хирономиды широко используются при рыбалке как приманка для рыб, а также в промышленном рыбоводстве и аквариумистике в качестве ценных кормов.

Личинки, развивавшиеся в гиперсоленых условиях, в отличие от выросших в пресных водах не содержат паразитов рыб. Поэтому их можно использовать в качестве живых кормов, не боясь, что они станут источником заражения. Продукционный потенциал хирономид высок, однако, использовать его надо грамотно, чтобы популяция могла восстановиться.

«Личинки хирономид существуют в широком диапазоне солености, от 0 до 300 граммов соли на литр, для сравнения, в воде Черного моря этот показатель составляет всего 18. В своей работе мы показали, как содержание солей влияет на видовой состав мотыля. Мы выяснили, что при увеличении солености количество видов убывает, и при концентрации выше 100 грамм на литр в Крыму обитает лишь три вида хирономид», — рассказал один из авторов статьи Николай Шадрин, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Института морских биологических исследований имени А. О. Ковалевского РАН.

Ученые отмечают, что из 7000 видов хирономид, которые существуют на Земле, только 17 могут жить при солености более 100 грамм на литр. При этом самый солеустойчивый вид — Baeotendipes noctivagus, наиболее массовый в гиперсоленых водах Крыма, — может обитать в водоемах, где в литре воды находится до 290–300 грамм соли. Пока что это единственный на Земле известный ученым вид хирономид, который толерантен к таким показателям.

«Мы планируем продолжать это исследование, так как остается еще много нерешенных вопросов. В частности, мы хотим выяснить, какие адаптации есть у самого солеустойчивого вида хирономид — Baeotendipes noctivagus; какие соединения и как он использует; какие факторы влияют на продуктивность его популяций», — заключил Николай Шадрин.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Пресс-релизы о научных исследованиях, информацию о последних вышедших научных статьях и анонсы конференций, а также данные о выигранных грантах и премиях присылайте на адрес [email protected]

Ирина Мотыль : « Вы сохранили дух Булата Окуджавы — это дорогого стоит!»

27октября  Старооскольский театр для детей и молодёжи принимал в гостях члена Союза Кинематографистов РФ, члена Театральных Деятелей России, дочь знаменитого кинорежиссёра Владимира Яковлевича  Мотыля  («Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Женя, Женечка и «катюша» и др. )  Ирину  Мотыль.

Поводом к встрече послужил выход в свет нового спектакля Семёна Михайловича Лосева «Женя, Женечка и «катюша», поставленный по одноимённой повести Б. Окуджавы и В. Мотыля. Премьера, приуроченная к 65-ой годовщине Великой Победы, состоялась 28 мая этого года. До окончания минувшего театрального сезона успели сыграть всего несколько спектаклей, и, в силу своей «юности», эта постановка ещё мало знакома старооскольскому зрителю.  Очевидно, что говорить о месте этого спектакля в сердцах наших театралов, пока рано, но то,что «Женя, Женечка и «катюша» заслуживает внимания, – факт, уже признанный.

Приезда столичной гостьи в театре ждали с трепетом, вызванным возможностью непосредственно пообщаться с наследницей большого творца и предстоящим «экзаменом» в виде спектакля, созданного по его кинофильму. Но с первых минут общения Ирина Мотыль заставила забыть о волнении,поразив простотой и открытостью, живым неподдельным интересом к Старооскольскому театру. Перед нами предстал излучающий творческую энергию человек, чуткий и интересный в общении, имеющий завидное счастье заниматься любимым делом. На протяжении многих лет Ирина Мотыль является художником по костюмам в кино. Значительный промежуток времени она работала вместе с отцом, и её воспоминания о совместной деятельности бесценны.

Преодолев некоторые сомнения, сопротивление Владимира Яковлевича, который отказывался признавать стремление дочери стать художником, она, в конце концов, пришла к главному делу своей жизни. Казалось, своё будущее она определила ещё в детстве, когда посещала художественную студию и с воодушевлением создавала наряды куклам. Собиралась связать свою жизнь с деятельностью искусствоведа. Но Владимир Яковлевич резко воспротивился такому выбору. Дочь послушалась отца и окончила биологический факультет Уральского Государственного Университета.  Но мир живой природы оказался менее притягательным, чем завораживающий мир кино. В один прекрасный момент Ирина  сказала отцу: «Хочу работать в кино», на что тот обезоруживающе ответил: «Ну а я чем могу помочь?». Натерпевшийся от чиновников советской киноиндустрии, Владимир Яковлевич знал этот мир без прикрас и, наверное, таким образом по-отцовски оберегал своё дитя. При этом, надо отдать ему должное, он не чинил препятствий, а просто старался не вмешиваться в процесс личностного становления дочери. Вся помощь его заключалась в том, что однажды он принёс анкету с «Мосфильма» со словами: «Может тебя возьмут какой-нибудь пришивальщицей пуговиц».

А она упрямо ждала своего режиссёра. И дождалась. Им оказался Сергей Бодров старший.  Он предложил поработать в его первой картине «Сладкий сон внутри травы» (1982г.).  Для обоих это был дебют в кино, а потому психологически они оказались наравных, одновременно вступив в «космоскинотворчества». «Полёт» прошёл успешно, открыв новые горизонты для режиссёраСергея Бодрова и художника по костюмам Ирины Мотыль. И понеслось: «Эполеты, аксельбанты, галуны, кирасы… »

 «Меня подводит не рассеянность, а моя сосредоточенность»

В 1987 году Владимир Яковлевич наконец пригласил дочь поработать вместе над картиной «Жил-был Шишлов». Так начался период совместного творчества. «С отцом легко было работать, так как он всегда знал, чего хочет», – вспоминает Ирина. При этом, он был упрям на пути к достижению собственной цели и поэтому по поводу костюмов не раз возникали разногласия. Позже оказывалось, что Владимир Яковлевич был прав, так как он гораздо тоньше чувствовал своих героев, вкладывая определённую семантику в их внешний облик.

Его увлечённость работой вызывает восхищение. Ирина рассказала, как, работая над «Белым солнцем    пустыни», Владимир Яковлевич полгода не выходил из монтажной. Там  стояли раскладушка и чайник. Однажды из этого чайника, на глазах дочери, он облил руку кипятком, но поразительным образом ожога не возникло! Организм просто не  среагировал на внешний раздражитель, настолько сознание было сконцентрировано на творческом замысле. Вот откуда знаменитая фраза Евгения Колышкина из «Жени, Женечки и «катюши»: «Меня подводит не рассеянность, а моя сосредоточенность». Её автор – Владимир Мотыль, который умел полностью отдавать себя делу.  

После ухода из жизни Владимира Яковлевича на дочь легла большая ответственность за творческое наследие режиссёра. Невозможно было не задать ей вопрос  об отношении к  современному кино. В ответ прозвучало следующее:

— У меня сложное восприятие современного кино. На последнем «Кинотавре» ни одну картину до конца не досмотрела. Я помню, как в своё время спорила с отцом, что в любом случае картину надо досмотреть, а позже прочитала у кинопсихолога М. Маркова, что, если первые семь минут кино вас не зацепило, то можно смело уходить. Это не означает, что кино плохое, просто оно не ваше.

Капли Датского короля — бальзам на душу

Нам в свою очередьне терпелось выяснить «зацепит» ли нашу гостью спектакль «Женя, Женечка и «катюша». Стоит отметить, что Старооскольскому театру предстояло выдержать двойное сравнение — во-первых, с фильмом, во-вторых, со спектаклем Санкт-Петербургского государственного театра «Буфф», чья премьера  состоялась 7 мая этого года. Сам факт того,что к совместному произведению В. Мотыля и Б. Окуджавы, практически одновременно обратились два совершенно не связанных между собой театра, вызвало приятное удивление Ирины, тем более, что переложить киноповесть на театральную сцену — задача не из простых, а тут сразу два театра отважились на работу с подобным материалом. Играть нашему коллективу было сложнее, хотя бы по той причине, что, в отличие от питерских коллег, мы знали, что в зале присутствует дочь одного из авторов. Спектакль рассчитан на камерную обстановку Малой сцены,где вероятность встретиться с критическим взглядом зрителя особенно велика, да к тому же спектакль  в этом театральном сезоне игрался впервые после длительного перерыва. Но все эти тревоги оказались излишними. После просмотра спектакля одними из первых слов Ирины стали: «Высохранили дух Б. Окуджавы — это дорогого стоит! Его краски, юмор. Вы поставили серьёзную цель, и вы её добились. Спектакль совершенно понятен для тех, кто не видел кино».

Ирина отметила и высокий темп спектакля, и смысловые акценты, бережно расставленные для зрителя, который не знает ни войны, ни первоисточника этой работы. Не остались безвнимания и режиссёрские находки, позволяющие продолжить сцены в условиях театра, довести мысль до аудитории так, как это сделали бы авторы с их неповторимым интеллигентно ироничным языком. Как художник по костюмам, она оценила находку с плащами-перевёртышами и элементами формы, позволяющими вмиг советскому солдату перевоплотиться в эсесовца, появление символичного белого свадебного платья. Были и небольшие замечания, но в целом, работа была принята с большой теплотой, сценическое решение, игра актёрского ансамбля не оставили гостью равнодушной. По её признанию, сама атмосфера СТДМ ей напомнила что-тотюзовское, родное, поскольку мама Ирины и супруг — некогда актёры театра юного зрителя. Подобные театры, по её мнению, особенные, так как лишены холодности и академизма крупных драматических собратьев.

Признаться, в лице Ирины Мотыль, мы, прежде всего, ожидали встретить критика, а увидели друга, благословившего наш спектакль на долгую счастливую творческую жизнь.


Просмотров:
1 113


Владимир Мотыль – МБУК “Культурный центр “Дом Исаака Шварца”

Владимир Мотыль

 

ВЛЮБЛЁННЫЙ МОЙ СОБЕСЕДНИК

 

Исаак Шварц и Владимир Мотыль

Мы знаем друг друга уже много лет, но знакомство наше случилось нежданно-негаданно. Я снимал в Ленинграде эксцентрическую комедию, пригласил модного песенного композитора и получил то, что заказал, – мелодичность, оптимизм, эксцентрику. Но задуманная картина и музыка существовали обособленно друг от друга, хотя музыка вроде была рассчитана на то, чтобы аккомпанировать происходящему на экране.

Ошибку осознал не только я, композитор был смущён не меньше, и мы расстались по-джентльменски. Коллеги – Владимир Венгеров и Юлий Карасик, сценарист Анатолий Гребнев дружно назвали Исаака Шварца, прославившегося тогда музыкой к «Дикой собаке Динго», к «Рабочему посёлку» – отнюдь не к комедиям. В другое время я бы поспорил, но было отснято уже полкартины, и я бросился к Шварцу.

– Эксцентрическая музыка? – удивился тот, посмотрев материал. – А что она добавит? Эксцентрики в самом материале и так достаточно….

Под взглядом огромных серо-зелёных глаз, в которых затаилась ирония и лукавство, я сдался. Предложенный им контрапункт был необходим для смешения жанров, к чему в то время я тянулся лишь интуитивно: в 1966 году до моды на жанровые коктейли было еще далеко.

Как-то во время съемок «Жени, Женечки и «катюши»» я показал Шварцу материал к эпизоду, где солдаты, переодетые в женские платья, провозят ракеты в детских колясках. Эпизод монтировался в отсутствие Шварца, но когда музыка была записана и подложена на монтажном столе, мы были ошеломлены. Герои бежали в такт мелодии. Да и сам монтаж был словно ею продиктован. Снайперски точный музыкальный кусок выбросил эпизод из реальности в условность. Сцена стала озорной, сплавила достоверность с комедией. Позже Шварц не раз изумлял меня способностью сообщать в музыке то, что я лишь смутно чувствовал, и даже спасать эпизоды, которые, казалось, были безнадежно провалены. Он отыскивал гармонию там, где царил хаос.

Когда фильм «Звезда пленительного счастья» вышел на экраны, один из газетных рецензентов написал: «Авторский взгляд, отношение автора к происходящему выражает музыка Шварца. В новой ленте проявилось замечательное умение композитора не иллюстрировать события на экране, а лирически осмысливать в музыке…14 декабря. На Сенатской площади лихорадочное напряжение. Чем все обернется? Лишь пронзительно-печальная, нежная и задумчивая музыка знает всё. Это взгляд из сегодня. Это наша печаль и гордость звучат в ней…».

Интуиция, присущая Шварцу, делает его чутким стилистом. Его романсы на тексты Пушкина к фильму «Станционный смотритель», на мой взгляд, – образец проникновения в стиль пушкинской поры. Музыку Шварца на тексты Булата Окуджавы «Ваше благородие, госпожа удача» или «Капли датского короля» в концертах нередко принимают за музыку самого Окуджавы, настолько точно композитор почувствовал своеобразие песенного поэта.

Однако при всей непохожести музыки, скажем к «Карусели» Михаила Швейцера, к «Егору Булычову» Сергея Соловьёва или к многосерийным «Строговым» Владимира Венгерова, Шварц всегда остаётся верен своей музыкальной стихии, где нежная мелодичность, грустная улыбка и драматизм объединены его добротой, любовью к героям, стремлением вместе с ними поразмыслить над их печалями и радостями. И всё это с каким-то особенным изяществом и тактом.

Всемирно известный японский режиссёр Акира Куросава признался, что общий язык со Шварцем был найден очень быстро и что друг другу они понравились. Недавно Шварц побывал на родине Куросавы. Японский режиссёр хочет продолжить сотрудничество с создателем музыки «Дерсу Узала» и в новой работе. Для меня в этом нет ничего удивительного.

Раз повстречавшись со Шварцем невозможно забыть поистине трогательную чуткость его к многосложному процессу кинорежиссуры. Швейцер и Венгеров, Соловьёв и Бобровский многократно возвращались к этому композитору так же, как и автор этого очерка.

… В предвоенном Фрунзе в летнем кинотеатре нередко показывали немые кинокартины, те, что продолжали пользоваться популярностью, несмотря на внедрение «великого звукового». Трудовая жизнь будущего композитора началась уже в отрочестве, когда обстоятельства вынудили мальчика на время покинуть музыкальные уроки и наняться в тапёры. Однажды юный музыкант сопровождал показ немого фильма «Сорок первый». После сеанса на сцену поднялся какой-то человек, положил руку на плечо пианисту и сказал: «Из тебя выйдет толк, мальчик». Каково же было изумление Шварца, когда он узнал в незнакомце только что убитого офицера Говоруху-Отрока. Это был знаменитый в те времена киноартист Иван Иванович Коваль-Самборский.

Юный музыкант следовал тогда правилу: если сцена весёлая, то такой же должна быть и музыка, если на экране погоня, опасность, то и в музыке должны звучать тревога, напряжение. Наивные пробы Шварца были обусловлены не только его возрастом, но и наивностью приёмов немого кино, которому вполне соответствовала музыка в унисон. Разумеется, этот подход к киномузыке не имеет ничего общего с его нынешними позициями.

 – Если от сочетания музыки с изображением не возникает новое качество, то музыка вообще не нужна, – говорит Шварц.

 – А что большее зло – иллюстративность или музыкальное солирование? – спрашиваю я.

 – Конечно, иллюстративность, – отвечает Шварц без колебаний. – солирующая музыка иногда остается жить после того, как фильм, её породивший, давно позабыт.

Мы разговариваем со Шварцем в Сиверском, в городке, расположенном в ста километрах от Ленинграда, в небольшом деревянном доме.

 – Скажи, ты всегда выясняешь, что нужно режиссёру, чего он добивается?

 – Всегда.

 – А если тот немузыкален? Ведь бывает и такое!

 – Бывает, хотя и редко. Всё равно я всегда хочу понять, где неправ я, а не он. Потому что он автор картины и знает, что надо картине в целом.

Да, нередко перед тем, как проиграть музыкальные эскизы, Шварц ставил передо мной микрофон, чтобы комментарий остался в кассете, чтобы всякий раз, как его посетит сомнение, верно ли он меня понял, можно было справиться у магнитофона.

 – А не сковывает чужая воля?

Шварц пожимает плечами.

 – Когда предлагают написать музыку к фильму, мне интересен не только сценарий, но прежде всего режиссёр. Из трёх–четырёх предложений, два–три отпадают именно потому, что кто-то из режиссёров мне не близок. Это не значит, что режиссёр плох, просто ему нужен другой композитор. Есть блистательные композиторы, и у каждого своя индивидуальность. Щедрин, Эшпай, Петров, Таривердиев, Симонян, Гладков – все они очень разные, но в музыке каждого такая мелодическая щедрость! Я уверен, любой режиссёр среди названных найдет того, кто ему необходим.

 –  А как быть с режиссёром-дебютантом, который неизвестен?

 – Встречаюсь, стараюсь понять его вкусы, симпатии, антипатии. Если импонируют – берусь. А если берусь, значит, признаю в нем автора и стараюсь понять до конца.

 – И все-таки необходимость писать на заданную тему?.. – не унимаюсь я.

 – Очень просто, я пишу только, когда заданное становится моим. Тогда наступает свобода. Как у актёра, который почувствовал роль и слова становятся его собственными.

  – Но для этого нужно много времени: сжиться с темой, дать созреть образам…

 – Времени всегда не хватает, – признаётся Шварц, – я долго раскачиваюсь, пока администрация картины, а то и студия, что называется, не берёт за горло. Но именно в такую пору чаще всего удаются импровизации. А это важно. С импровизациями связана лёгкость, живость, искренность музыки…

Случилось, что после «малоурожайного» для Шварца 1974 года на него свалилось сразу четыре фильма: «Бегство мистера Мак-Кинли» – две серии, «Дерсу Узала» – две серии, «Сто дней после детства» и двухсерийная «Звезда пленительного счастья». Да простят меня Швейцер и Соловьёв, опираясь на приоритет в стародавнем договоре, я всеми силами старался отговорить Шварца хотя бы от одной из картин. Шварц проявлял несгибаемое упорство. Он уверял, что ревность моя напрасна: его хватит на всех. В тот год на «Мосфильме» не раз поднималась паника то в группе «Мак-Кинли», то в «Дерсу Узале». Где композитор? Однажды его обнаружили в Ленинграде на записи музыки к «Звезде пленительного счастья» и потребовали от меня его немедленной выдачи…

Да, его хватило на всех! Подобно пушкинскому Дон Жуану, он влюблялся во всякий фильм, за музыку к которому берётся. Я видывал Шварца в такие авралы! Он прогонял из дома всех посторонних, не подходил к телефону, спал по четыре-пять часов. Беспрерывно курил…

                                                               «Советский экран» №2 1978 год

Владимир Мотыль

Об Исааке Шварце я мог бы говорить весь вечер. Потому что потерял не только большого композитора, соавтора многих моих картин, но и близкого друга. Мы часто и откровенно обменивались впечатлениями о прочитанных книгах, об увиденных спектаклях, что-то друг другу рекомендовали.

Огромную роль в его жизни и творчестве сыграла его жена – Антонина, Тоня, с которой я только что говорил по телефону. Это была удивительная пара, очень правильное сочетание двух прекрасных людей. Она никогда не вмешивалась в его творчество, но очень ему способствовала. Она прекрасно чувствовала музыку, и это был союз духовно близкий и трогательный.

Для кино его кончина – невероятная потеря: ушёл величайший кинокомпозитор. В прошлом году был его творческий вечер в Зале Чайковского. Меня просили выступить – я отказывался, потому что не люблю публичных выступлений и очень редко на них соглашаюсь. Но какая-то сила меня всё-таки вывела к переполненному залу, и, наверное, это было лучшее, самое складное моё выступление – потому что меня вела любовь к этому человеку, этому большому музыканту.

Первая наша встреча была на фильме «Женя, Женечка и «катюша». Он очень любил Булата Окуджаву, который принял участие в создании сценария, даже писал песни на его тексты. Так что они были знакомы и раньше, но сблизились именно в процессе работы над этой картиной. Его интуиция, его способность проникать в замысел режиссёра мне всегда казались гениальными. Интуиция эта была настолько богатой и безошибочной, что мне не нужно было много слов.

Обычно в работе с композиторами я подробно объяснял свой замысел – какую музыку я слышу для такой-то сцены. Это были очень талантливые композиторы, и я всем им благодарен – с музыкой у меня в фильмах вообще не было проколов. Но с Исааком Шварцем работалось совершенно иначе – это другой подход. Мы, повторяю, были близкими друзьями. И я приезжал к нему в Сиверскую не столько работать, сколько навестить. Ну, как я мог словами объяснить ему те чувства, которые мне были необходимы в фильме, и которые можно передать только музыкой! Ведь теперь представить себе «Белое солнце пустыни» или «Звезду пленительного счастья» без музыки Исаака Шварца, без его песенного и симфонического творчества – абсолютно невозможно. Кто-то точно сказал: где кончается слово – начинается музыка. Встречаясь, мы с ним говорили совсем не о музыке. Говорили о литературе, о политике. И только иногда касались сценария, который он уже прочитал. Я никогда не спрашивал первым: ну что ты там написал? Он просто в ходе разговора садился за рояль и начинал импровизировать. Я ухватывался за услышанную мелодию: «Что это?! Это как раз то, что мне нужно! Это для нашего фильма?». «Пока не могу сказать…» – туманно говорил он. И начинал играть что-то ещё более прекрасное, и снова как раз то, что было нужно для моей картины. Я с осторожностью употребляю это слово: гений. Но здесь оно совершенно уместно: Исаак Шварц был гениален. Он мог вдруг ошеломить музыкой лирической, трогательной – как раз в той сцене фильма, которая, мне казалось, должна звучать напряженно и драматично. И он всегда оказывался прав. Он побеждал мою мечту, потому что драматическая сцена в сочетании с лирикой музыки становилась открытием и для меня самого.

Как-то великий Акира Куросава прилетел в Москву, чтобы послушать его музыку к фильму «Дерсу Узала». Прилетел задолго до обозначенного срока, Исаак Шварц его не ждал – он еще не закончил писать эту музыку. И продолжал её сочинять, даже когда они вдвоем шли от гостиницы Мосфильма к студии – вдруг останавливался: «Подождите, подождите! Не трогайте сейчас меня!». Ему нужно было не спугнуть зазвучавшую в нём мелодию. Было ощущение, что музыка в нём рождалась всегда, в любой ситуации, он иначе не мог жить.

Болезнь не дала ему возможности принять участие в создании музыки для моего нового фильма «Багровый цвет снегопада». Я снова приезжал к нему в Сиверскую, он уже жестоко страдал от своих недугов. Но всё равно проигрывал мне на рояле свои новые мелодии – продолжал работать. Я говорил: вот то, что мне нужно! Потом, во время прогулки, ему приходила в голову новая мелодия. Всё было как всегда. Просто он был уже очень болен. И я приезжал к нему не за музыкой – просто навестил друга. И это была наша последняя встреча…

Вообще, сейчас никакие слова не смогут передать то, что я чувствую. Рядом с тобой был гений! Я думаю, его музыка будет жить гораздо дольше, чем мы можем представить. Он был скромным человеком, не любил шумихи и рекламы, но если собрать всё им написанное – для фильмов, для исполнения в концертах, собрать песни, собрать симфонические произведения воедино, многим откроется, какой великий композитор жил среди нас…

28 декабря 2009 года

 

Владимир Мотыль – кинорежиссёр (совместно с Исааком Шварцем сделаны фильмы: «Женя, Женечка и «катюша», «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Несут меня кони», «Жил-был Шишлов», «Невероятное пари, или Истинное происшествие, благополучно завершившееся сто лет назад»; спектакль «Лес»)

 

Наверх

На главную страницу

 

Что такое мотыль? (и для чего они нужны?)

Что такое мотыль?

Мотыль – это тип личинок, обитающих в пресноводных бассейнах и прудах и обычно разводимых вокруг северо-восточного побережья Америки. Мотыль – популярный корм для пресноводных рыб во всем мире и обычно используется в качестве приманки для рыбалки. Почти все виды рыб будут есть дикого мотыля, поскольку это отличный источник белка, и, хотя вашей рыбе он понравится, важно помнить о важности разнообразного питания.Мотыль также действует как слабительное (если хотите, отрубей для рыбы!). Необычные золотые рыбки часто страдают от запоров из-за слишком большого количества сушеной пищи, а регулярное кормление мотыля помогает сохранить их… ну, регулярно.

Bloodworm можно купить в различных формах, по разумной цене и в удобных маленьких пакетиках, которые нужно хранить в прохладном месте и которые можно хранить не более недели. Лиофилизированного мотыля легче хранить, чем замороженного мотыля, так как им не требуется морозильная камера, однако он значительно менее питателен.Мотыля также можно купить в виде геля, который содержит дополнительные витамины, хранится при комнатной температуре и имеет 2 года жизни.

Почему выбирают замороженный мотыль?

Замороженный мотыль, вероятно, самый популярный корм для рыб по ряду причин. Это дешевле, чем покупка живого мотыля, он более питателен, чем лиофилизированный мотыль, и его легко хранить и готовить.

Замороженный мотыль, как следует из названия, следует хранить в морозильной камере, а после размораживания следует хранить в холодильнике не более 4–5 дней.В основном он продается в блистерных упаковках, почти как миниатюрные лотки для кубиков льда, заполненные мотылем, обычно весом 100 г. Их легко добавить в аквариум, и даже в аквариум с небольшим количеством рыбок можно съесть целый кубик. Если есть остатки, вычистите их и, возможно, в следующий раз разрежьте кубик пополам. Мотыль также продается в виде пластин или больших упаковок, часто весом 500 г или 1 кг. Их не так просто использовать для небольших аквариумов, но вы сможете сэкономить, если у вас большой аквариум или несколько аквариумов.

Дополнительным преимуществом кормления замороженного мотыля перед живым является снижение риска распространения вредных бактерий. Обработка замораживанием убивает большинство вредных бактерий, однако стоит отметить, что отравление таким образом происходит крайне редко. Люди часто беспокоятся о таянии замороженных рыбных кормов во время транспортировки или в случае выхода из строя морозильной камеры. Большинство продуктов с хорошей репутацией подвергаются гамма-облучению, что означает, что они полностью свободны от патогенных микроорганизмов, и, пока упаковка не повреждена, их можно заморозить без какого-либо ухудшения качества продуктов или вредных последствий в целом.

Где купить замороженный мотыль (и цены!)

Frozen Bloodworm можно купить во всех специализированных рыбных магазинах и большинстве крупных зоомагазинов как в магазинах, так и в Интернете. Shirley Aquatics предлагает замороженного мотыля BCUK в упаковках по 100 г по цене 1,32 фунта стерлингов по сравнению с 2,20 фунта стерлингов и в больших упаковках по 1 кг по цене 9 фунтов стерлингов по сравнению с 15,99 фунтов стерлингов. Идеально подходит для предприятий с аквариумами и оптовых покупателей.

Ядовитый коктейль в наживке рыбака

Рыболовы часто используют мотыля в качестве приманки, а аквариумисты – как корм для рыб. Эти маленькие извивающиеся существа названы в честь их красных телесных жидкостей, которые видны через их полупрозрачную кожу. Они кажутся достаточно безобидными – по крайней мере, до тех пор, пока они не выдавят свой огромный ужасающий хоботок с четырьмя черными клыками. Каждый из них покрыт минералами меди и соединен с ядовитой железой. На самом деле это ядовитая наживка для рыбы.

Укус мотыля немного напоминает укус пчелы или осы. Яд может остановить сердце мелких ракообразных, которых едят эти существа, но он недостаточно силен, чтобы причинить вред человеку.Однако иногда он может вызвать серьезную аллергическую реакцию, очень похожую на укус пчелы.

Теперь Бьёрн фон Реймонт и Лахсен Кэмпбелл из Музея естественной истории в Лондоне каталогизировали полный набор генов, производящих яд, которые активны в ядовитой железе мотыля. Они обнаружили смехотворное разнообразие. Один вид – Glycera dibranchata – производит 32 различных типа токсинов, что, по словам Рональда Дженнера, соруководителя исследования, «находится в пределах нормы для змеиного яда».

Исследования Venom переживают бум, и не зря. Эти вещества и существа, которые их вводят, вызывают болезненное очарование. Это отличные примеры того, как эволюция формирует молекулы. И они часто были источниками новых лекарств. Используя новые технологии секвенирования, ученые разделили коктейли-убийцы, вводимые знакомыми группами, такими как змеи и пауки, а также менее явно ядовитыми, такими как летучие мыши-вампиры, драконы Комодо, землеройки, ехидны и одна группа странных пещерных ракообразных.

Но есть еще много ядовитых животных, которые нужно проанализировать. Дженнер хотела изучить некоторых из этих заброшенных существ и остановилась на мотылях.

Слово «мотыль» также используется для описания личинок некоторых групп мошек, пары видов паразитических нематод и вымышленных видов, вызывающих вампиризм в The Strain . Этот пост не о них. Мотыля, на которые изучала группа Дженнера, являются кольчатыми червями, членами большой группы сегментированных червей, в которую также входят дождевые черви и черви. Две группы кольчатых червей являются ядовитыми: пиявки, токсины которых препятствуют свертыванию крови, и мотыль, которые используют свой яд, чтобы одолеть свою добычу.

Некоторые ученые и раньше изучали яд мотыля, но лишь частично. Фон Реймонт и Кэмпбелл сделали нечто более обширное. Когда гены включаются, информация, закодированная в их ДНК, транскрибируется в другую молекулу, называемую РНК. Эти транскрипты затем используются для создания белков, подобных тем, которые содержатся в яде.Команда определила все транскрипты РНК, которые вырабатываются ядовитыми железами трех видов мотыля.

Они нашли много. Многие из них принадлежали к 30 известным группам. Некоторые производят белки, которые убивают нервные клетки, пробивают дыры в клеточных мембранах или вызывают сильную боль. Но дюжина этих типов токсинов остается загадкой: они не соответствуют ни одному из известных нам данных и могут быть уникальными для мотыля.

Команда также сравнила транскрипты мотыля с транскриптами других групп животных и обнаружила, что некоторые из них являются общими для многих ядовитых линий. Некоторые из них напоминают токсины пчел, которые вызывают серьезные аллергические реакции у меньшинства людей, что может объяснить, почему некоторые люди попадают в больницу с тяжелым воспалением после укуса мотыля. Один токсин был обнаружен только у скорпионов, утконосов и ехидн. До сих пор считалось, что один токсин является уникальным для морских анемонов, а другой якобы был изобретен хищными улитками. Теперь мы знаем, что мотыли обладают тем же химическим оружием.

Эти сходства между ядом мотыля и ядом очень далеких родственников служат примером единственной наиболее важной темы в эволюции яда: конвергенции.Различные группы ядовитых животных независимо превратили одни и те же виды белков в одинаковые виды яда. Вы увидите одни и те же токсины у землероек и монстров Гила, а также у змей и шишек. «Эволюция токсинов яда стремительно кончается», – говорит Дженнер.

Почему? По словам Дженнер, это один из самых серьезных вопросов в этой области, и на него, вероятно, есть несколько ответов. Белки яда должны работать в организме и кровотоке других животных, поэтому они должны быть очень стабильными. Таким образом, они, как правило, богаты компонентами, которые образуют прочные мосты между собой, поэтому белки не теряют свою форму после того, как покинули клыки или укусы своего хозяина.

Дженнер также отмечает, что небольшие генетические изменения могут радикально изменить способ работы некоторых белков. Возможно, некоторые группы белков «готовы стать оружием». Другими словами, требуется всего несколько небольших изменений, чтобы превратить их в токсины, поэтому они с большей готовностью эволюционируют таким образом, когда возникает необходимость.

Наконец, существует не так много способов убить другое животное, и многие яды в конечном итоге поражают одни и те же цели. Блогер «Соотечественник Феномена» Карл Циммер хорошо объясняет это в своем посте о происхождении яда:

«Например, у конусных улиток, скорпионов и анемонов выработался яд, который атакует каналы нейронов, вырабатывающих калий. Змеи и пчелы развили способность блокировать слипание тромбоцитов, что является важным шагом в процессе свертывания крови. Эти результаты показывают, что существует ограниченное количество способов быстро убить жертву. Независимо от того, какие гены вы заимствуете для эволюции яда, они будут очень похожи на другие яды ».

По иронии судьбы яд – оружие для уничтожения тел животных – также является прекрасным свидетельством сходства, связывающего нас вместе.

Ссылка: Фон Реймонт, Кэмпбелл, Рихтер, Геринг, Сайк, Гетман, Дженнер и Блейдорн.2014. Мощный удар полихеты: транскриптомика ядовитой железы Glycera обнаруживает сложный коктейль гомологов токсина.

Сбор мотыля – тяжелый, но освобождающий образ жизни для землекопов. Нижний Восток

ЮЖНЫЙ АДДИСОН, Мэн – Дики Спраг и Анна Герман, которые были партнерами на протяжении 15 лет, надевают резиновые сапоги, заляпанные грязью толстовки, берут грабли и ведра и идут к квартирам.

Красивое место у мыса Бикфорд с видом на залив Вохоа. Недавним утром в 9:30 они точно рассчитали время. По мере того, как прилив отступает, они обрабатывают влажную грязь для мотыля, светлого червя с неприятным укусом, который может вызвать у некоторых людей аллергическую реакцию.

Кремово-розовые черви имеют крошечные, мясистые, почти похожие на ноги выступы, называемые параподиями, которые функционируют во время движения и дыхания, – сказал Стетсон Эверетт из компании Eastern Sea Worm Co. в Хэнкоке. Эверетт закупает мотыля с 1972 года.

В 2009 году в штате Мэн действовало 902 лицензированных комбайна и 38 торговцев червями, по словам Питера Тайера, ученого из Департамента морских ресурсов штата Мэн.Было выкопано более 476 300 фунтов червей на сумму 5 140 122 долларов.

«Это промысел, о котором очень мало внимания уделяется», – сказал Тайер в четверг. «Благодаря объединению выловов мотыля и песчаных червей, это пятый по значимости промысел в штате».

Спраг гордится тем, что работает на продавца приманок, который берет всех мелких червей и откладывает их для повторного посева. «Он протянет нам ведро, и мы поставим их обратно, чтобы сохранить урожай», – сказал Спраг.

«Почти все дилеры так делают», – сказал Эверетт.«Мы должны пополнить запасы, иначе в конечном итоге мы выйдем из бизнеса».

По словам Эверетта,

червей, которые утром прибывают в Eastern Sea Worm Co., отправляются оттуда днем. Они упаковываются в блоки водорослей весом 125 или 250 фунтов и отправляются грузовиком-рефрижератором в Бостон, где оптовые торговцы затем продают их розничным дилерам на Восточном побережье или отправляют в Средиземное море.

«Это все для индустрии спортивного рыболовства», – сказал он.

Эверетт сказал, что большинство дилеров повторно засевают квартиры мелкими червями, но сами черви довольно распространены.По его словам, каждые два червя откладывают 40 миллионов яиц.

Комбайны приносят в среднем от 800 до 1500 червей за прилив.

Образ жизни

Черви-копатели – это образ жизни поколений на Востоке.

Спраг копает червей 37 лет, с 5 лет. Немец занимается этим уже 10 лет. 37-летний кузен Клиффорд Сиви, который часто приходит с ними копать, собирает червей с 12 лет.

Они копаются на солнце, под дождем, в снегу и льду.

«Мой дед всю жизнь копал червей. С голыми руками, – сказал Спраг.

«Мы не выходим на улицу только тогда, когда морская вода в ведре замерзает», – сказал он. «Это тяжелая работа. Летом вы потеете и горите. Зимой вы потеете, а потом замерзаете ».

Герман сказал, что бывают дни, когда экскаваторы «попадают в точку» и собирают сотни урожая. «Вчера мы работали два часа и получили 1065 червей», – сказала она.

По 24 цента за штуку, это принесло около 235 долларов.

Черви могут почувствовать изменение атмосферного давления, сказал Спраг.«Если идет дождь, иногда он выносит их прямо на поверхность. Ветер, солнце, все влияет на урожай ».

«Но бывают дни, когда мы ничего не находим. Мы напуганы », – сказал Герман. «Это тяжелые дни».

Пройдя по равнине, землекопы выбирают место в грязи, немного раздвигают ноги и начинают переворачивать грязь зубчатыми граблями. Thwack. Thwack. Они продвигаются вперед, вытаскивая сапоги из грязи, добавляя сосущий звук. Чайки кружатся в поисках бесплатной еды.

Солнце прячется за тучи и поднимается прохладный ветерок. «Иногда бывает так холодно, что пальцы опухают, и приходится снимать перчатки», – сказал Спраг. Он сказал, что несколько лет назад здесь было такое похолодание, что грязь замерзла, и все черви погибли.

«Также бывают летние дни, когда вы двигаете немного водорослей, и комары поднимаются в облако, и вы вдыхаете их прямо», – сказал он.

Это тяжело для спины, сказал Спраг.«Когда я выхожу из квартиры, бывают дни, когда я едва могу двигаться. Зима самая тяжелая. Иногда я беспокоюсь, что мы не сможем выжить [в финансовом отношении] ».

Чем привлекает такой тяжелый физический труд?

«Мне это нравится», – сказал Герман. “Я за пределами. У меня нет начальника. Это свобода ».

«Мне нравится тишина», – сказал Спраг. «Я могу пойти, когда захочу. Иногда мы ходим всю неделю до шести часов в день. А иногда бывает так красиво, с восходом или закатом ».

Пара видела орлов, скоп и самых разных морских обитателей.Однажды Германа чуть не сбило маленькое стадо оленей, которое бежало по равнине. Во время раскопок они также нашли несколько сокровищ: индийские артефакты, наконечники стрел, старые бутылки.

Worming – очень конкурентоспособный бизнес, говорят землекопы. Спраг сказал, что для землекопов нет ничего необычного в том, чтобы добраться до любимого места копания за три часа.

«Другие землекопы паркуются на углу и смотрят, как ваша машина проезжает мимо, и следуют за вами», – сказал он. «Иногда у нас бывает 30 или 40 землекопов в одном и том же районе, и кажется, что квартиры роторно вращали.”

Когда землекопы продают своих червей продавцу приманок, они должны записать свои имена, количество червей и место их откопания.

«Если у нас будет действительно хороший урожай, другие землекопы это увидят и последуют за вами», – сказал Спраг. Но на равнинах землекопы могут часами работать, стоя на расстоянии всего 30 футов друг от друга и никогда не разговаривая друг с другом.

«Мне это нравится», – сказал Спраг. «Даже если это тяжелая, тяжелая работа, все равно тихо. Мирный.”

Использование меди в червях может указывать на новые конструкции материалов

Хотя здесь не так уж много интересного, морской мотыль может помочь ученым в разработке новых материалов, которые являются твердыми и прочными, но при этом легкими.Согласно отчету, опубликованному в текущем выпуске журнала Science, представляет собой первый экземпляр биоминерала меди, обнаруженный в живом организме. Кроме того, по словам ученых, способ взаимодействия элемента с белками внутри червя может послужить прототипом для нового дизайна материалов.

Герберт Уэйт из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре был заинтригован ролью переходных металлов, таких как медь, цинк и железо, в волокнах, производимых морскими организмами. Основываясь на предыдущей работе, в ходе которой был обнаружен высокий уровень меди и цинка у двух видов червей, он возглавил группу исследователей в подробном исследовании 15-дюймового мотыля Glycera dibranchiata, , который обычно используется рыбаками в качестве приманки. . Они определили, что четыре черные челюсти червя ( см. Изображение ) содержат минерал на основе меди атакамит, который имеет упорядоченную кристаллическую структуру. Более того, похоже, что сила челюстей и их устойчивость к истиранию еще больше увеличиваются за счет свободных ионов меди, которые связывают цепи аминокислот вместе, сообщает команда.

Поскольку большие дозы меди имеют тенденцию быть токсичными, исследователи остаются не уверены в том, как черви успешно интегрируют металл в свои челюсти без негативных последствий. Однако преимущества меди кажутся многочисленными. Ученые предполагают, что в дополнение к повышенной прочности медь может опосредовать активацию яда червя во время инъекции. В частности, они утверждают, что минерал может действовать как катализатор, который превращает доброкачественную версию яда червя в токсин, проходя через клыки.Такая установка может оказаться полезной для разработки новых форм доставки лекарств. Уэйт говорит: «Возможно, мы сможем синтезировать лекарство в форме прекурсора и сделать последний важный шаг в рамках доставки».

Управление науки и технологий

Мы защищаем и обеспечиваем прочную научную основу для научных программ NOAA в области рыболовства и решений по сохранению ресурсов и управлению. Мы тесно сотрудничаем с шестью научными центрами NOAA Fisheries: Аляска, Северо-Восток, Северо-Запад, Острова Тихого океана, Юго-Восток и Юго-Запад.

Статистика рыболовства

Мы собираем данные и координируем информационные и исследовательские программы в поддержку научно обоснованного управления живыми морскими ресурсами страны. Помимо интеграции и распространения государственных и федеральных статистических данных о морском рыболовстве, мы администрируем обследования, используемые для оценки рекреационных выгрузок.

Узнайте больше о наших программах и найдите ключевые данные по выгрузке для коммерческого рыболовства, внешней торговле, уловам и усилию морского любительского рыболовства.

Оценка и мониторинг

Мы поддерживаем исследования морских ресурсов, оценки запасов, науку о защищенных ресурсах и программу морских птиц, программы наблюдений за промыслом, совместные исследования и независимую экспертную оценку научных продуктов и программ NOAA Fisheries. Кроме того, мы разрабатываем политики, процедуры и бюджетные инициативы, чтобы обеспечить высокое качество, рентабельность, продуктивность и полную поддержку этих мероприятий.

Экономика и социальный анализ

Мы проводим и координируем социально-экономические исследования и сбор данных, проводимые агентством в поддержку сохранения живых морских ресурсов и управления ими.

Морские экосистемы

Мы поддерживаем разработку и координацию научных программ, в том числе программ по изучению среды обитания, для содействия интеграции информации об экосистемах в управление живыми морскими ресурсами.

Обзоры программ

Мы постоянно стремимся продвигать науку, которая дает информацию о рыболовстве и управлении охраняемыми ресурсами. В рамках наших постоянных усилий по совершенствованию мы проводим систематический процесс экспертной оценки в наших региональных научных центрах и национальном управлении науки и технологий, чтобы улучшить интеграцию, выявить передовой опыт и поделиться успехами и проблемами в рамках нашего научного предприятия.

Поддержка миссий

Мы обеспечиваем поддержку миссии, поддерживая и улучшая качество и авторитет научной деятельности NOAA Fisheries. Мы также обеспечиваем управление и разработку приложений для поддержки своевременного доступа к ресурсам данных NOAA Fisheries.

Кровяной червь – Энциклопедия бесплатного пресноводного и морского аквариума, которую может редактировать кто угодно

Кровяной червь ( Chironomidae [Ky-ro-nomi-day] tetans ) – это личинки мошки.Это маленькие (3 см [1,2 дюйма]) длинные, тонкие, ярко-красные личинки, которые растут в стоячих лужах.

Кровяной червь имеет красный железо-порфириновый белок в крови и тканях, что придает ему характерный цвет. Эта личинка очень важна в пищевой цепи диких животных. Таким образом, это один из основных живых кормов, которым кормят практически все аквариумные пресноводные водные животные.

Эта еда нравится всем водным животным (рыбам, лягушкам, креветкам, улиткам и т. Д.). Его очень охотно принимают.

  • 6-8% белка и железа. Однако в нем не так много аминокислот, поэтому его нельзя кормить в качестве основного корма.
  • Давайте в качестве угощения один или два раза в неделю.
  • Не рекомендуется в качестве единственного источника пищи из-за очень низкого уровня белка.

Типичный анализ замороженного кровяного червя, опубликованный Ocean Nutrition [править | править источник]

Ингредиенты [править | править источник]

Кровяные черви, витамины (аскорбиновая кислота, бета-каротин, биотин, гидроксокобаламин [источник витамина B12], ниацин, рибофлавин, тиамин HCL), аминокислоты (метионин [dl-метионин], l-лизин, таурин) и микроэлементы. (хлорид кальция, йодид калия, сульфат железа, сульфат марганца, карбонат магния, сульфат цинка).

Гарантированный анализ [править | править источник]

  • Сырой протеин (мин.) 8,3%
  • Сырой жир (мин.) 1,2%
  • Сырая клетчатка (макс.) 3,9%
  • Влажность (макс.) 81,7%
  • (Белок в процентах от сухого вещества – 45,3%)

Его можно купить в подавляющем большинстве магазинов водной техники или приманок.

  • Доступен в виде живого корма в запечатанных пластиковых пакетах в зоомагазинах и рыбных магазинах.
  • Некоторые аквариумисты моют этот корм водой из-под крана, используя ситечко для чая или кофейный фильтр.
При использовании в этой форме постарайтесь отфильтровать как можно больше воды, в которой содержится кровяной червь. Это рекомендуется из-за возможности заражения воды.
  • Доступен в формате замороженных кубиков в морозильной камере зоомагазина или рыбного магазина.
  • Проста и удобна в использовании, так как поставляется в листах оловянной фольги.
  • Не храните замороженного кровяного червя в морозильной камере более 6 месяцев, иначе он испортится.
  • Доступен в виде сушеных продуктов, расфасованных в маленькие бадьи.
  • Обратите внимание на то, что эта форма наименее питательна. Кроме того, когда вы используете его, вы обнаружите, что он превращается в пыль, когда вы приближаетесь к дну ванны.
  • Этот корм подходит только для верхних кормушек, так как он практически не утонет. Так что он не подходит для карликовых африканских лягушек.

=

  • Мин. фосфор: 0,9%
  • Состав: только лиофилизированные мотыля (личинки насекомых)

Он также содержит предупреждение об аллергии, что довольно забавно.

Версия геля Bloodworm для США

Были медицинские отчеты, что у людей может развиться аллергия на это существо со временем (занимает 1-2 года), просто прикоснувшись к нему, вдыхая высушенную пыль кровяного червя или зараженную ею воду. Плохая реакция (зуд или опухание глаз, кашель, одышка, отек кожи) на этот корм для рыб может накапливаться в течение нескольких лет, и вы должны знать об этом. [1]

Как и при кормлении животных живым кормом, существует риск заражения вашего аквариума паразитами и болезнями.Замороженный, заливной и сушеный мотыль обычно облучают для устранения этих опасностей. Но проверьте упаковку.

Остерегайтесь уловок продаж [править | править источник]

Поставщики замороженного мотыля низкого качества добавляют в свой список ингредиентов дополнительные витамины, чтобы еда выглядела более питательной. Это может быть скорее коммерческим трюком, чем какой-либо выгодой для вашей рыбы. Эти витамины обычно добавляются в воду, в которой они заморожены, и они разрушаются за считанные минуты при попадании в аквариум.Часто вы можете определить, делает ли это ваш поставщик, изучив список ингредиентов. Если в списке в скобках указаны витамины, например, «Кровавые черви (витамин B12, C)», то они находятся внутри червя. Если предметы указаны после кровавого червя с запятой, значит, они находятся в воде.

  • Золотая Молли питается размороженным мотылем

  • Райская рыба, поедающая заливного мотыля

WaterOperator.org Блог | Предотвращение вторжения мотыля

Мухи мошек могут создать серьезные проблемы для систем активного ила и лагун. Эти насекомые, также известные как хирономиды или мотыли в стадии личинки, напоминают комаров без кровососущего хоботка. Взрослых самцов можно отличить от самок по их перьевидным усикам. После зимнего покоя мошки появляются летом, готовые отложить от 100 до 3000 яиц на самку.

Хотя мошки не сосут кровь, как комары, они разрушают сообщества другими способами. Стаи раздражают как местных жителей, так и операторов, залетая в ничего не подозревающие рты и заливая наружное освещение. Исследование Selden et al. (2013) обнаружил, что у операторов сточных вод могут развиться аллергические реакции в результате контакта с мошками. Хирономиды также могут напугать публику, когда ярко-красные личинки проникают в системы питьевой воды.

Когда дело доходит до обслуживания систем очистки, операторов сточных вод может больше всего беспокоить стадия личинки мошек.Их липкие красные тела цепляются за взвешенные твердые частицы, заключая их в кокон разлагающейся органики. Под защитой этих коконов они могут потреблять значительное количество ила, хлопьев бактерий и нитрифицирующих бактерий. Заражение приведет к слипанию ила, поднятию твердых частиц или проблемам с пенообразованием. В одном небольшом городке за один уик-энд вторжение мотыля нанесло ущерб фабрике по производству активного ила. Оператор по очистке сточных вод обнаружил, что липкие комки яиц перегружали насосы системы, в то время как личинки разъедали его смешанную щелочную взвесь (MLSS).

Факультативные лагуны и вторичные осветлители являются излюбленным местом размножения этих вредных организмов. Мухи-мошки предпочитают откладывать яйца в неподвижной воде с высоким содержанием питательных веществ и фиксированной средой, плавающей пеной или водорослями. После вылупления яиц личинки, скорее всего, опустятся на дно, чтобы питаться органическими веществами и илом. Гемоглобин, придающий мотылям красный цвет, также позволяет им жить в условиях с низким содержанием растворенного кислорода (DO).

Чтобы избежать заражения мотылем, операторы должны сосредоточиться на стимулировании циркуляции и ограничении источников пищи.Системы могут начать борьбу с мошками с перемешивания, ограничения поверхностного налета и водорослей, установки защиты от насекомых, привлечения летучих мышей и ласточек или выключения света на ночь. Также может помочь введение хищной рыбы. Операторы лагуны могут стимулировать кровообращение, сокращая заросшую растительность. Необходимо устранить любые мертвые зоны в обращении. Когда эти методы не работают, некоторые системы будут использовать ларвициды и химические вещества в крайнем случае.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *